Горелов: нестандартні підходи до охорони природи...

Заповідання, менеджмент фауни, Червона книга, біоетика

Модератори: zag, Игорь Евстафьев

Горелов: нестандартні підходи до охорони природи...

Повідомлення zag » П'ят липня 09, 2010 4:19 pm

цей матеріал взято з книжки:
История заповедного дела: Материалы международной научной конференции. — Борисовка, 2005.— 209 с.
(окрема подяка Вікторові Пархоменку за файл)

ОПЫТ НЕСТАНДАРТНОГО ПОДХОДА К ОХРАНЕ ПРИРОДЫ
В БАДХЫЗСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ (ТУРКМЕНИСТАН)


Ю. К. Горелов

Материал для настоящего сообщения собран с 1956 г. по 1978 г. за время работы автора в научном отделе Бадхызского государственного заповедника (Туркменистан). Большую часть этого периода автор на общественных началах был старшим госохотин- спектором. С 1980 по 2001 г.г. автор более двадцати раз, в среднем по месяцу, работал в Бадхызе. Наша работа в заповеднике носила комплексный характер и охватывала все стороны природоохранной работы: изучение охраняемых объектов, оперативная работа, защита интересов заповедника в следственных органах и судах, участие в подготовке природоохранного законодательства Туркменской ССР.
До 1964 г. отрицательное отношение к заповедникам шло сверху вниз, начиная с главы страны Н.С. Хрущева. Естественно, партийная и советская пирамида, включая руководство системы заповедников, поддерживала такую политику. Исключения типа бескомпромиссного начальника управления охотничьего хозяйства и заповедников Туркмении П.В. Юлина проблем решить не могли. Природоохранные законы игнорировались прокуратурой. К примеру, материалы по браконьерству, направленные в прокуратуру Тахта-Базарского района, были возвращены с резолюцией: «Вы в заповеднике совсем сдурели. За убитого джейрана человека хотите посадить!»
Перелом к лучшему произошел в 1965 г. после резкой статьи Р. Эсенова и В. Ткаченко в газете «Правда» о Бадхызском заповеднике. Эта публикация - первая за много лет статья в защиту советских заповедников в центральной прессе - была буквально случайно организована нами и директором заповедника И. С. Сухом. После статьи последовало заседание Совмина Туркменской республики. На этом заседании прокурор республики Сапожников обвинил нас в том, что мы ловим браконьеров, но скрываем это от прокуратуры. В ответ мы положили стопку документов, возвращенных нам местными прокуратурами с резолюциями, подобными выше упомянутой.
Центральная пресса неоднократно поддерживала и практически защищала нас от местных властей. Отмечу статьи Э. М. Кондратова в «Известиях» и Ю. М. Роста в «Комсомольской правде». Влияние центральной прессы в те времена было огромным, и наши хорошие отношения с журналистами рассматривались деятелями с местным менталитетом как «рука в Москве». К тому же в Туркмении, где все всех знают, у нас образовались связи на всех уровнях власти, вплоть до Совмина республики. В природоохранной деятельности помогали и связи с научными кругами Москвы.
Охранная работа Бадхыза регламентировалась постоянно улучшающимся охотничьем законодательством (1950, 1960 и 1973 гг.) и УК Туркменской ССР (1960 и 1973 гг.) Так за крупное браконьерство до 1962 г. полагался штраф, с 1962 г. - заключение до года, с 1968 г. - заключение до трех лет. Законы использовались нами только в тех случаях, когда шли на пользу охраны природы. Способствовало нам отсутствие парторганизации в заповеднике и то, что почти все время нашей работы директора заповедника были беспартийными. Это несколько снижало возможность местных властей оказывать незаконный пресс на заповедник.
Успехи в борьбе с браконьерами в значительной степени определялись преемственностью опыта разных поколений. Бывший капитан Советской Армии Алексей Афанасьевич Бащенко потерял глаз на фронте и пришел в охрану заповедника. Он понял, что держать малыми силами оборону десятков километров границы заповедника от браконьеров обычными мерами невозможно. А. А. Бащенко изобрел метод борьбы с браконьерами - «минирование» браконьерских дорог. В консервную банку он ставил большой гвоздь и заливал его бетоном. Такую «мину» можно было установить в любом грунте, кроме каменистого. Торчащие гвозди маскировались подручным материалом. «Мои гвозди не отдыхают, не пьянствуют, не берут взяток и не отличают простого шофера от начальника. Это вам не наши лесники» ~ говорил А. А. Бащенко. Учитывая, что до ближайшего гаража было не менее 100 км, потерявшие все колеса браконьеры оказывались в экстремальном положении, особенно летом. Гвоздей А. А. не жалел и не знал сколько сотен «крестников» у него накопилось более чем за 20 лет работы.
Привлечь «минеров» к ответственности было невозможно - свидетелей не было, а стандартный ответ на обвинения был: «Эти гвозди поставили браконьеры против автомашин заповедника». Правда, когда однажды на гвозди сел сам председатель Совмина республики, директора заповедника уволили с работы, хотя он никакого отношения к гвоздям не имел.
Юмор А. Бащенко отличался своеобразием. Однажды он оставил без баллонов две автомашины военных локаторщиков - лесонарушителей. В отместку солдаты «заминировали» тропу Бащенко и вывели из строя его мотоцикл. Алексей Афанасьевич в полной военной форме и с пиратской повязкой на глазу верхом на лошади въехал на территорию части, выстрелом в воздух собрал солдат и офицеров и зачитал им «ультиматум», сочиненный им в духе письма запорожских казаков султану. Военным он разрешил передвигаться по территории части не дальше столовой и туалета. Поднялся хохот. На следующий день в части не осталось ни одной автомашины на ходу. Все дороги были полностью перекрыты. Через три дня офицеры роты пешком пришли на кордон извиняться и заключать мирное соглашение с Бащенко.
Методику А. Бащенко освоил и усовершенствовал автор. Мы стали забивать гвозди вниз шляпками в грунт и наладили изготовление противобраконьер- ских костылей. Однажды Кушкинская дивизия решила провести учения на территории заповедника. Здесь находились строго засекреченные исходные позиции дивизии, нацеленные на Иран. Мы - автор и лаборант заповедника А. П. Гарманов, бывший фронтовик, за ночь накануне учений переместили все указатели, установленные дивизионной разведкой и ВАИ, и направили колонны военной техники в северо-западный угол впадины Ер-Ойлан-Дуз в глухие долины, упирающиеся в стену обрывов. Там на накатанных нами разворотах выездов из долины установили 20 кг двадцатисантиметровых гвоздей и 60 штук костылей. Из строя было выведено более 200 автомашин. Колонна, пытавшаяся въехать в заповедник с востока, была встречена Алексеем Афанасьевичем и, потеряв два десятка автомашин на «минах», развернулась назад. Четыре человека на УАЗике и мотоцикле разгромила мотострелковую дивизию! Ситуация для командования дивизии была настолько позорна, что официальных жалоб не было. Что касается исходных позиций дивизии, то по всей Кушке наши сотрудники говорили, что не допустят никаких исходных позиций у Огурцовских колодцев. Секретность позиций была нарушена и их перенесли в другой район.
Борьба с браконьерским автотранспортом велась не только гвоздями. Мы с Алексеем Афанасьевичем изобрели способ вырывания мотора у движущейся автомашины, но применяли его очень редко из-за боязни покалечить людей.
Нарушителей, расположившихся на заповедной территории, приходилось выгонять нестандартным методом, используя опыт американских скунсов. Так работников буровой вышки нефтеразведки, незаконно установленной в заповеднике, мы удалили с помощью одной ампулы меркаптана. Вышку, вагончики и прочее имущество возможно было вывозить только через две недели. Таким же способом с абсолютно заповедной территории заповедника был удален батальон связи Кушкинской дивизии, когда его командование не выполнило наше требование покинуть заповедник. После действия меркаптана батальон пытался выехать на автомашинах, но сел на поставленные нами гвозди.
Нужно сказать, что упомянутые выше участники активных действий против браконьеров отлично стреляли. При задержании механизированных браконьеров успех порой определялся несколькими секундами. Первые выстрелы били по баллонам или радиатору. Окрик и предупредительные выстрелы можно было сделать и после задержания. Соотношение сил (количество людей, качество автотранспорта и оружия), как правило, были в пользу браконьеров и только скорость и жесткость действий решали стычки в нашу пользу. Естественно, при задержании браконьеров избытком гуманизма мы не страдали. Трудности возникали только при задержании наркоманов, нечувствительных к болевым ударам. Стрелявшие в нас и помятые за это задержанные браконьеры, ни разу не писали на нас жалобы в прокуратуру. Мы же, привлекая их к ответственности, не упоминали об их вооруженном сопротивлении.
Прицельно картечью и пулями стреляли хорошие стрелки. Молодым участникам задержаний разрешалось стрелять мелкой дробью для создания морального пресса. Поскольку перестрелки, которые бывали очень редко, велись с движущихся по бездорожью машин, можно было попасть не туда, куда целились. В случае попадания в кабину преследование немедленно прекращалось. Возможно раненый или убитый браконьер - проблема его соучастников. Нам он был ни к чему, хотя перестрелка велась нами на законном основании - для подавления встречного вооруженного сопротивления, угрожающего нашей жизни.
В 1976 г. автор был отстранен новым директором заповедника от охранной работы. Однажды после перестрелки, в результате которой не смогли задержать браконьеров, мой приемник обратился в милицию, и вся охотинспекторская группа была привлечена к ответственности. В машине браконьеров один человек был ранен. Он умер на следующий день. Я в это время был в Москве и добился, чтобы дело было взято на контроль МВД СССР, и туркменская милиция сразу же прекратила дело.
Даже в тех случаях, когда у наших сотрудников не было оружия, браконьеров удавалось задерживать. Водитель научного отдела Берекет Акылов и механик Анатолий Сундуков встретили в горах Кушкинского лесхоза автомашину солдат с офицером. В кузове автомашины были убитые дикие бараны. Изобразив из себя ничего не понимающего в якобы сломавшейся машине, Берекет отвлек внимание офицера, выхватил у него автомат и заставил браконьеров лечь носом в землю.
Нам однажды пешими вдвоем ночью удалось задержать машину с восьмью браконьерами и шестнадцатью убитыми джейранами. Надо отметить, что мой напарник М. Шпигов был полуслепым, но налетевшего на него браконьера положил одним ударом. Задержанные белуджи - не самое миролюбивое из племен региона - не подозревали, что нас только двое, а когда поняли, было поздно.
С 1965 г. условия работы улучшились. Браконьерство на территории заповедника и прилежащих районов было сокращено до минимума. Численность копытных начала заметно возрастать. Правда, выпас скота в заповеднике по разрешению Совмина Туркмении сохранялся. 1970 г. отличался очень засушливым летом, и джейраны из заповедника разбрелись по всему Бадхызу. Вспыхнуло браконьерство. В течение года было задержано семь групп браконьеров, одиннадцать человек осуждены на тюремное заключение. Случай для Туркмении, да и не только для Туркмении, невиданный. В это время удалось создать первую в Туркмении, а, возможно, и в стране, хозрасчетную охотинспекторскую группу, в которой активно работали молодые люди из Москвы и других городов. В 1974 г. нами на охоте был задержан третий секретарь ЦК Туркмении А.Чарыев, и за год, пока мы добились его снятия, положение с охраной заповедника резко ухудшилось. Сменилось руководство заповедника. С 1976 г. налаженная борьба с браконьерством начала разваливаться. В 1978 г. я был вынужден перейти на работу в ИЭМЭЖ им. А.Н. Северцова. Браконьерство в заповеднике процветало.
Положение начало исправляться с приходом на должность замдиректора А. С. Шаповалова, а на место руководителя егерской группы - А. Герасимова. Он использовал наш опыт, и уровень его работы был очень высоким, в чем я лично убеждался неоднократно. К сожалению, началась эпоха застоя, и пробить пассивность судов стало почти невозможно. Браконьеры, как правило, отделывались штрафом и выплатой весьма крупного возмещения ущерба. Поголовье куланов продолжало расти, а джейранов ~ сохраняться.
В 1996 г. при численности куланов Бадхыза примерно в 5000 голов, был начат их официальный отстрел. В 1998 г. мы с И. Игнатовым насчитали 2400 голов. Дикие бараны в приграничной полосе (за КСП) заповедника были выбиты полностью. Поднялся скандал. WWF выделил средства на сохранение кулана. В 2001 г. мы насчитали всего 580 голов. В этом же году на средства WWF была организована хорошо обеспеченная транспортом и оружием егерская охрана, пожалуй, сильнейшая за время существования заповедника. Я убежден, что группа работает хорошо и будет так работать до тех пор, пока обеспечивается финансово. В отличие от нее лесная охрана заповедника за отдельными исключениями как не работала так и не работает до сих пор.
И в заключении. Какие качества необходимы в полном наборе лидеру группы и в разном сочетании ее участникам? Это хорошая реакция; физическая подготовка и владение приемами самообороны; умение пользоваться оружием и разным транспортом; юридическая подкованность; связь со средствами массовой информации; умение сбора и анализа информации; умение планирования операций; умение рисковать, в сочетании с осторожностью; изобретательность; и главное - чувство юмора, без которого невозможно что-либо сделать в нашем сумасшедшем мире.
"робота - не вовк"? Робота — не я... — думав вовк
Аватар користувача
zag
актив
 
Повідомлення: 845
З нами з: Пон грудня 05, 2005 3:18 am
Звідки: ua

Повернутись до Охорона теріофауни - Охрана териофауны

Хто зараз онлайн

Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 1 гість

cron


Locations of visitors to this page